БАНКИ и ФИНАНСЫ www.buzdalin.ru

www.buzdalin.ru
www.prognoz.4u.ru

Home
Новости сайта

   IR

   БАНКИ

   РИСКИ

   РЫНКИ

   прочее

   КОЛЛЕГИ

 

Автор проекта Алексей Буздалин
А.В. БУЗДАЛИН

   биография
   публикации

 +7 495 9912238 A@Buzdalin.ru


 

 

Причины банковских неурядиц

Алексей Буздалин, консультант Института открытой экономики

 

Банковский кризис не может возникнуть на пустом месте, ведь это - широкомасштабное явление, которое затрагивает не только механизмы денежно-кредитного обращения, но и все отрасли экономики, непосредственно сказывается на благосостоянии каждого гражданина. Вместе с тем, состояние российской экономики вполне оптимистично. Так в чем же дело? Почему ЦБ продолжает отзывать лицензии у кредитных организаций? Первые кирпичики в основание нынешних банковских неурядиц были заложены еще в августе 1998 года.

 

Банковских олигархов пустили под нож

 В результате кризиса 1998 года банковская система одномоментно оказалась без крупнейших негосударственных кредитных организаций («СБС-Агро», «Менатеп», «Онексим», «Российский кредит», «Империал», «Инкомбанк» и других). Именно тогда особенно громко стали звучать мнения о том, что для восстановления банковской системы необходимо создать ее новый костяк, а путь к этому только один – укрупнение существующих банков посредством слияния-поглощения и концентрации капитала. В стратегии развития банковской системы в качестве минимальной величины собственных средств банка замаячила цифра в 5 млн. евро. Предполагалось, что кредитные организации, не нарастившие капитал до этого уровня, покинут банковский бизнес, и только в июне прошедшего года под нажимом банковского сообщества из стратегии развития банковского сектора России были окончательно убраны требования к минимальному капиталу действующих банков.

Время от времени в средствах массовой информации появляются заявления об избыточной численности российских банков, и о том, что ее желательно сократить раза в два. Эта информация постоянно нервирует банки: обладающие достаточным потенциалом, наращивают капитал через слияния и поглощения, но большинство из числа небольших банков стало жить с мыслью о бесперспективности будущего. К ним изменилось отношение и контрагентов по бизнесу, и коллег по цеху. Малые банки постепенно начали уходить с рынка, хотя именно они в кризис 1998 года продемонстрировали завидную стойкость к потрясениям: многие ни на один день не задержали клиентские платежи. Жертвами банковского коллапса стали тогда крупнейшие банки, не получившие должной поддержки у государства.

 

Новые реалии экономического роста

Другая причина проблемного лета 2004 года также уходит историческими корнями в события августа 1998. Речь идет о системе страхования вкладов. В тот момент, когда толпы обманутых вкладчиков штурмовали офисы обанкротившихся банков, закон о страховании депозитов был особенно актуален, и его оперативное принятие могло бы существенно разрядить обстановку, снизить накал социальной напряженности. Однако закон принят только в ноябре 2003 года, когда причины, его породившие, стали неактуальны.

Россия вошла в новые реалии экономического роста: потери августа 1998 года у большинства россиян если и не стерлись из памяти, то, по крайней мере, перестали быть сдерживающим фактором активного роста спроса на депозиты. Когда закон о страховании приняли в окончательном чтении, многие сошлись во мнении, что его основные цели и последствия вообще ничего общего не имеют с исходными посылками - в принятой версии на передний план вышла процедура вступления банков в систему, которая предполагает проведение проверок Банком России по определению их финансовой устойчивости. Тем самым, задачей закона о страховании депозитов стало проведение широкомасштабной санации российской банковской системы.

 

Принятие закона о страховании депозитов погрузило банковскую систему в туман неопределенности относительно будущего ее отдельных участников и в ожидание неизбежности масштабного кризиса. Разрешить эту неопределенность удалось, но только постфактум.

 

Парадокс финансовой устойчивости банка

 Катализатором летнего «кризиса доверия» прошлого года стала проблема фиктивного банковского капитала. Эта проблема возникла при появлении первых коммерческих банков еще в постсоветской России: чтобы получить лицензию на проведение операций и соблюсти надзорные требования в условиях общероссийского дефицита инвестиций, банки были вынуждены посредством определенных финансовых схем дорисовывать в балансе несуществующий капитал.

Но, как известно, капитал банка является именно той основной экономической величиной, которая призвана компенсировать его финансовые риски и обеспечить финансовую устойчивость. Фиктивный же банковский капитал в силу своей иллюзорности не способен выполнять эти функции. Значит, развернутая Банком России масштабная кампания по очистке банковских капиталов – безусловное благо и будет иметь исключительно позитивные последствия для страны. Однако, это не так. Примечательно, что сегодня капитал банка воспринимается не столько как реальная денежная сумма, сколько как некоторая виртуальная величина, отражающая финансовую базу кредитной организации и для простоты восприятия имеющая денежное выражение. Методика вычисления капитала носит договорный характер, определяемый органами банковского надзора.

Парадокс финансовой устойчивости банка самым непосредственным образом зависит от уровня доверия к нему контрагентов, вкладчиков и партнеров по бизнесу. Если банк обладает кредитом доверия, то его надежность не очень то зависит от значения балансового капитала даже в условиях финансового кризиса. Клиенты банка не станут забирать свои средства, а значит, их счета по стабильности могут быть приравнены к капиталу. В случае недостатка ликвидных активов такой банк всегда может рассчитывать на межбанковский кредит, закрывающий кассовый разрыв. Известны случаи, когда банки с отрицательным капиталом благополучно пережили кризис 1998 года и по сей день успешно работают на банковском рынке. Таким образом, банковский капитал и доверие к банку – показатели взаимосвязанные, и доверие напрямую влияет на значение капитала.

Доверие к банку - это ни что иное, как репутация (goodwill), реальный банковский актив, который у некоторых банков растет в цене, а у некоторых, наоборот, со временем обесценивается или даже приводит к убыткам. С учетом стоимости репутации банка его капитал (K) можно выразить формулой: , где A - активы, а L - привлеченные пассивы.

Но тогда возникают вопросы: зачем требовать от банка снижения капитала, если его балансовый уровень не соответствует реальному значению, и как оценить стоимость репутации банка? Публично указывая на проблемы формирования банковского капитала, Банк России бьет по его репутации, снижает уровень капитализации, а значит, и финансовой устойчивости.

 

К сожалению, финансовые схемы, фальсифицирующие капитал, висят на балансах многих российских банков: по оценкам некоторых аналитиков, доля фиктивного капитала сводного баланса всей банковской системы доходит до 50%.

 

В состоянии стресса

 Большинство малых банков осознает бесперспективность ведения бизнеса и работает в неконкурентных условиях со своими более крупными коллегами по банковскому цеху. В этих условиях Центробанк регулярно заявляет о необходимости резкого сокращения банковской системы, и все банки находятся под этой потенциальной угрозой. В результате надзорных проверок (на основе «мотивированного» суждения) банк может быть объявлен недостаточно надежным, что чревато потерей конкурентоспособности, бегством ресурсов и в конечном итоге банкротством.

13 мая 2004 года Центральный банк отозвал лицензию у Содбизнесбанка на основании закона «О противодействии легализации средств, полученных преступным путем». Одновременно глава ФСФМ Виктор Зубков уточнил, что «у службы есть претензии еще к десятку банков». Эта информация однозначно была воспринята рынком как сигнал: «началось», дан зеленый свет на уничтожение «лишних».

Произошедший «кризис доверия» к банкам непосредственным образом связан с уровнем банковской ликвидности. Как известно, популярным индикатором совокупной ликвидности банковской системы выступает сумма средств на корреспондентских счетах и депозитах в Банке России. Так, если на начало 2004 года данный показатель находился на уровне 500–600 млрд. руб., то в мае он упал ниже отметки 300 млрд. руб. Не последнюю роль здесь сыграло усилившееся бегство иностранного капитала ($5,5 млрд. за первое полугодие 2004 года) на фоне снижения стоимости национальной валюты (в сентябре по сравнению с концом января доллар подорожал на 2,5%). Банки, вынужденные выполнять требования по возврату валютных пассивов, стали менять свободные рубли на иностранную валюту.

Дополнительное осложнение было вызвано введением Банком России требований ежедневного контроля за соблюдением кредитными организациями обязательных нормативов ликвидности, тогда как ранее это осуществлялось только в конце каждого месяца. В результате сложилась парадоксальная ситуация: ужесточая требования по контролю за соблюдением обязательных нормативов, Центральный банк стремился обеспечить рост платежеспособности кредитных организаций. Реальные события показали, что эта мера не добавила ликвидности банкам, а существенно ее ухудшила. Так, если ранее банк, оказавшийся в сложном положении, мог рассчитывать на помощь коллег по банковскому цеху, то теперь эта возможность оказалась утерянной: банки были вынуждены резервировать избыточную ликвидность на корреспондентских счетах в ЦБ с целью ежедневного соблюдения установленных нормативов.

 

Остатки средств банков на корреспондентских счетах и депозитах в Банке России (млн. руб.)

 

Впоследствии, благодаря беспрецедентным мерам, в том числе по снижению ставки отчисления в ФОР, Банку России удалось поднять совокупный объем свободных средств на банковском рынке до уровня 250 млрд. руб., но, к сожалению, рост данной величины свидетельствовал не столько об ослаблении кризисных процессов, сколько подтвердил их наличие. Возвращенные средства из ФОР оказались, в основном, на счетах крупнейших банков, которые и без того не особенно в этом нуждались, тогда как средние и малые банки, попав в изоляцию, остались отрезанными от возможности получения данных ресурсов. В этой ситуации банки были вынуждены спешно избавляться от ликвидных активов, сокращать кредитование и накапливать средства на корреспондентских счетах.

Наиболее отчетливо кризис доверия проявился в объемах межбанковского кредитования. Если в начале мая, по данным МФД-инфоцентр, в день заключалось от тысячи до 1,2 тыс. сделок, то в августе данный показатель опустился до уровня 200-300 сделок. При этом объемы выдаваемых кредитов сократились более чем в 2 раза.

 

Таблица 1.

Экспертный опрос состояния вексельного рынка

(данные системы РВС-Векселя)

 

Вопрос

Август 2004

Январь 2004

Как вы оцениваете текущее состояние рынка?

00,0 % - положительно
18,2 % - нейтрально
81,8 % - отрицательно

50,0 % - положительно
30,0 % - нейтрально
20,0 % - отрицательно

Как Вы прогнозируете изменение ситуации на рынке?

27,3 % - будет улучшение
18,2 % - ничего не изменится
54,5 % - будет ухудшение

36,4 % - будет улучшение
45,5 % - ничего не изменится
18,2 % - будет ухудшение

 

В таблице 1 приведены результаты январского и августовского опросов участников вексельного рынка. Цифры красноречиво отражают реалии банковского кризиса. По сравнению с январем доля экспертов, отрицательно оценивающих состояние рынка, увеличилась более чем в четыре раза. Причем большинство ответивших было склонно ожидать дальнейшего развития кризисных явлений.

Слухи о возникновении «управляемого кризиса» появились сразу же после отзыва лицензии у Содбизнесбанка. В банковском сообществе возникло предположение, что «банковские проблемы» августа 2004 года являются преднамеренной акцией по очистке системы от «лишних» участников для достижения Банком России ранее намеченных приоритетов и ориентиров методами ужесточения условий работы на рынке. Утверждать, что существует план выведения с рынка небольших банков методом организации управляемого кризиса, было бы инсинуацией. Вместе с тем, эти мысли витали в воздухе всеобщего недоверия.

Кого наказал Банк России, забрав лицензию у Содбизнесбанка? Владельцы и менеджмент вывели свои средства, пострадали - клиенты.

 

 Все будет хорошо

 События лета 2004 года сказались на общих показателях деятельности российской банковской системы самым негативным образом.

После появления в сентябре первых списков застрахованных банков руководство ЦБ заявило, что, по оценкам Банка России, большинство из действующих в России банков в итоге войдет в систему страхования депозитов: наконец-то появилась долгожданная ясность о системе страхования вкладов. А 7 октября 2004 года Банк России ввел мораторий на применение принудительных мер воздействия к банкам за нарушение нормативно-правовых актов в области противодействия легализации доходов, полученных преступным путем (письмо №119-Т). Похоже, пришло осознание потенциальной опасности прежнего курса и необходимости решительных шагов в сторону поддержания российского банковского бизнеса. Тех шагов, которые в будущем приведут к существенной нормализации ситуации в банках.