БАНКИ и ФИНАНСЫ www.buzdalin.ru

www.buzdalin.ru
www.prognoz.4u.ru

Home
Новости сайта

   IR

   БАНКИ

   РИСКИ

   РЫНКИ

   прочее

   КОЛЛЕГИ

 

Автор проекта Алексей Буздалин
А.В. БУЗДАЛИН

   биография
   публикации

 +7 495 9912238 A@Buzdalin.ru


 

 

Стратегическая надежность банка

Буздалин А.В.

 

 

Пути совершенствования пруденциального надзора

Основной задачей пруденциального банковского надзора является выявление недостатков в работе кредитных организаций на возможно более ранней стадии с целью предупреждения возможных последующих кризисных ситуаций. Вместе с тем, как показал опыт кризиса 1998 года, имеющаяся надзорная практика не лишена существенных недостатков. Основной причиной чему является излишний формализм подходов к оценке финансовой устойчивости банков. Так, часто оставалось вне поля зрение то, в какой степени стандартные отчеты банков задают их реальное состояние, причем не в плане текущей эффективности их функционирования, а с позиций их стратегической надежности, надежности в долгосрочной перспективе.

Другой существенной причиной, препятствующей повышению эффективности банковского надзора является проблема фальсификации балансов, связанная с желанием банков приукрасить их реальное положение. Безусловно, одним из возможных путей повышения достоверности отчетности может являться ужесточение контроля со стороны ЦБ в сочетании с увеличением штрафных санкций за искажение балансовых данных, но это скорее экстенсивный путь развития пруденциального надзора.

Вместе с тем преодоление проблемы фальсификации отчетности может быть осуществлено и другим более интенсивным путем. Дело в том, что искажение балансов как правило производится таким образом, чтобы итоговые данные удовлетворяли стандартным критериям банковского благополучия. При этом именно эти стандартные критерии и проявили всю свою ущербность 17 августа 1998г.

Данный факт прежде всего свидетельствует о том, что при оценке финансовой устойчивости кредитной организации, особенно в долгосрочной перспективе, необходимо использовать достаточно нетривиальные критерии. Причем, как будет показано ниже, предумышленно подогнать банковскую отчетность под эти критерии фактически невозможно. Оценка стратегической надежности банков требует весьма нестандартных подходов, что прежде всего связано с тем, что определение надежности банка в долгосрочной перспективе может являться лишь следствием комплексного анализа банковской системы, а фальсификация общего состояния банковского сообщества не под силу ни одному банку.

Таким образом, самостоятельным путем повышения эффективности пруденциального надзора может стать разработка особенных нестандартных методов оценки стратегических надежностей банков, что непосредственно связано с актуальностью разработки методик оценки показателей, свидетельствующих о наличии системных рисков банковской системы, а также методик агрегирования общей совокупности финансовых рисков. На перспективность разработки таких методик отдельно указано в подготовленных Центральным Банков и одобренных 18.04.2000г. Государственной Думой РФ Основных направлениях единой государственной денежно-кередитной политики на 2000 год”.Описанию общей теоретической концепции одной из таких методик (методики построения рейтинга стратегической надежности банков) посвящена данная публикация.

Прежде чем перейти к изложению основной части материала перечислим шесть отличительных особенностей предлагаемой методики.

  1. Производится определение надежности банков именно в долгосрочной перспективе.
  2. При построении рейтинга используются исключительно уже существующие формы отчетности.
  3. Методика устойчива к возможной фальсификации банковской отчетности.
  4. При выявлении стратегической надежности отдельного банка производится его соотнесение со всеми действующими кредитными организациями. Коммерческие банки существуют в единой конкурентной экономической среде, что особенно необходимо учитывать при определении их финансовой устойчивости в долгосрочной перспективе. Тем самым, анализ стратегической надежности отдельного банка может являться лишь следствием комплексного анализа банковской системы в целом.
  5. При построении рейтинга учитывается возможная принципиальная несопоставимость некоторых кредитных организаций, занимающих различные ниши на рынке банковских услуг.
  6. Расчет рейтинга стратегической надежности банков после получения необходимой отчетной информации может осуществляться с минимальными трудозатратами в специально разработанной компьютерной системе.

Корректность и эффективность применения методики определения рейтинга стратегической надежности банков были подтверждены результатами ретроспективного анализа. Так, в частности, по состоянию на 01.02.98г. на имеющихся на тот момент данных был построен рейтинг стратегической надежности банков (ранжирование банков по убыванию их финансовой устойчивости). В таблице представлены рейтинги наиболее крупных структурообразующих банков, чья стабильность большинством аналитиков не подвергалась сомнениям, вместе с тем, которые в первую очередь оказались на грани банкротства после кризиса 17 августа, вызвав наиболее существенное социальное напряжение. Видно, что эти банки занимают одни из самых последних мест в полученном рейтинге.

Основным нормативным документом, призванным гарантировать стабильность банковской системы является Инструкция №1. Причем такую стабильность необходимо понимать именно в долгосрочном плане в отличии от текущей надежности банков, поддержанию которой соблюдение обязательных нормативов может не только не способствовать, но даже и препятствовать (см. Банковское дело”, 2000г. № 6, стр. ). Именно значение обязательных нормативов предлагается положить в основу построения рейтинга стратегической надежности банков.

Таким образом, следует различать отдельно текущую надежность (мгновенную эффективность) и стратегическую надежность банков.

Оказывается, что при оценке текущей и стратегической надежностей банка необходимо использовать принципиально различные математические подходы. Для того чтобы лучше понять только что сформулированный тезис приведем иллюстративный (“рабочий”) пример, который хоть и не связан непосредственно с оценкой стабильности банков, но во многом перекликается с этой проблемой, а главное очень нагляден.

Рабочий пример

Пусть два человека (назовем их условно и ) последовательно играют много пар партий в шашки и шахматы на деньги. Пусть и ставки при игре в шашки и шахматы соответственно, а , , , начальные капиталы игроков предназначенные для той или иной игры. Обозначим через , общие начальные капиталы игроков, а через , исходные денежные суммы, предназначенные для игры в шашки и шахматы соответственно.

Допустим, что изначально известны уровни мастерства игроков, выраженные в вероятностях их выигрышей в соответствующих партиях: , , , .

Нетрудно подсчитать ожидаемый (средний) выигрыш каждого из игроков в одной паре партий:

,

.

Величины ожидаемых выигрышей и можно интерпретировать как мгновенные эффективности игроков. Если величина >, то это означает, что игрок по итогам пары партий будет иметь средний выигрыш в размере ; если <, то игрок по итогам пары партий будет в среднем проигрывать.

Если игра организована таким образом, что игроки имеют возможность в случае необходимости делать ставки в шахматы за счет “шашечных” денег, и наоборот – при игре в шашки за счет “шахматных” денег, то есть игроки могут, по сути, объединить капиталы, предназначенные для игры в шашки и шахматы, то в итоге обязательно один из игроков полностью обанкротит другого. Так, если >, то обанкротится игрок , если <, то обанкротится игрок . Заметим, что условие > равносильно тому, что

.

Таким образом, если для каждого игрока определить общий показатель благополучия, как

,

(здесь и далее под символом “” следует понимать возможное написание или ) то игрок будет банкротить игрока тогда и только тогда, когда . При этом числа и можно рассматривать как показатели мастерства игры игроков в шашки и шахматы, а и - как важности (веса) соответствующих показателей при определении общего благополучия игрока.

Вместе с тем, общие правила организации игры могут не позволять производить ставки в игре в шашки за счет “шахматных” денег, и наоборот – производить ставки в игре в шахматы за счет “шашечных” денег. Иными словами, игроки не имеют возможность смешивать капиталы, предназначенные для игры в шашки и шахматы, и по сути независимо играют в шашки и шахматы, а общий выигрыш подсчитывается только после окончания всех партий.

При такой организации игры по итогам шашечных партий выигрывает тот, у кого больше величина , к нему перетечет весь капитал . По итогам шахматных партий победит тот, у кого больше величина , к нему перетечет весь капитал .

Если игрок лучше играет и в шашки и в шахматы, то к нему перетечет весь капитал +, а игрок полностью обанкротится. Если игрок лучше играет и в шашки и в шахматы, то он полностью обанкротит игрока . Однако, возможны и еще два других варианта.

Если игрок лучше играет в шашки, а игрок - в шахматы, то игроку перейдет вся сумма , а к игроку - вся сумма . Если величина изначально больше , то окончательно победит игрок , если наоборот – то игрок .

Если игрок лучше играет в шахматы, а игрок - в шашки, то к игроку перетечет вся сумма , а к игроку - вся сумма . Если >, то в итоге победит , иначе (если <) победит игрок .

Заметим, что для определения победителя игры при известных значениях величин и достаточно знать, как соотносятся между собой показатели мастерства игроков (вероятности выигрышей) по принципу “больше-меньше” (“лучше-хуже”), а значение их абсолютных величины не требуются, в отличие от игры со смешиванием капиталов. При этом если известно, что >, то, очевидно, что в итоге победит тот, кто лучше играет в шахматы. Если <, то в итоге победит тот, кто лучше играет в шашки. Тем самым величины и можно интерпретировать как общие значимости показателей мастерства игроков при определении итогового победителя в игре без смешивания капиталов.

Подведем итоги сопоставления принципов определения победителя в серии игр со смешиванием и без смешивания капиталов.

    Если капиталы можно смешивать, то

  1. важны абсолютные величины показателей мастерства игроков;
  2. превосходство одного игрока по одному показателю может быть компенсировано превосходством другого игрока по другому показателю при определении итогового победителя;
  3. в качестве весов показателей выступают величины ставок и , то есть величины мгновенных выигрышей отдельных партий;
  4. общее благополучие игроков может быть оценено как взвешенная сумма показателей их мастерства с весовыми коэффициентами и ;
  5. в итоге выигрывает тот, у кого выше мгновенная эффективность игры (в среднем больше выигрыш в каждой паре партий).

    Если капиталы смешивать нельзя, то

  1. важным при определении итогового победителя является только лишь сопоставление отдельных показателей мастерства игроков по принципу “лучше-хуже”;
  2. превосходство одного игрока по одному показателю не может быть компенсировано превосходством другого по другому показателю;
  3. в качестве значимостей (весов) показателей выступают общие капиталы, задействованные в играх в шашки и шахматы: и , то есть величины общих возможных выигрышей по серии партий в шашки и шахматы по отдельности;
  4. общее благополучие игрока не может быть задано взвешенной суммой отдельных показателей мастерства;
  5. в итоге выигрывает тот, кто сильнее в наиболее важном виде игры (в шашки или шахматы), при этом мгновенная эффективность игры итогового победителя может быть ниже мгновенной эффективности проигравшего.

Концепции текущей и стратегической надежностей

Разобравшись с принципами игры в шашки и шахматы на деньги, перейдем теперь непосредственно к банковской тематике. Предположим, что требуется сопоставить финансовую стабильность двух банков (“игроков”), действующих в конкурентных условиях рыночной экономики. Причем такое сопоставление предполагается осуществить на основе информации о значениях их обязательных нормативов.

Как уже отмечалось (подробнее см. Банковское дело”, 2000г. № 6), каждому нормативу соответствует некоторый банковский риск, и чем лучше значение норматива, тем выше степень защищенности банка от соответствующего риска. Если у одного банка значение некоторого норматива лучше чем у другого, то первый банк будет меньше страдать от соответствующего риска чем другой банк, а значит, как это должно быть в условиях честной конкуренции рыночной экономики, денежные средства, подверженные риску, должны постепенно перетекать к более стабильному владельцу, то есть к первому банку. Таким образом, по аналогии с рабочим примером под направлениями деятельности банка, отвечающим тем или иным рискам, можно понимать направления игры (“в шашки или шахматы”), а под значениями нормативов – степени мастерства игроков-банков по тем или иным направлениям их деятельности (аналоги вероятностей выигрышей).

Необходимо отметить, что не возникает сомнений по поводу возможности сопоставления мгновенных эффективностей работы любых двух банков, равно как не возникает сомнений по поводу возможности сопоставления их текущих надежностей. Так, в качестве меры мгновенной эффективности деятельности разумно взять величину ожидаемой прибыли (убытка) банка за некоторый будущий небольшой промежуток времени; а в качестве меры текущей надежности следует взять вероятность разорения в аналогичном будущем временном промежутке. Обе эти величины (мгновенная эффективность и текущая надежность) имеют, очевидно, числовое выражение, а следовательно после получения их оценок не возникает проблем их сравнить, а значит, выявить лучший банк. Причем для оценки таких величин необходимо знать размеры и соответствующие им вероятности наступления возможных рисков (прибылей и убытков). Тогда ожидаемая прибыль (убыток) будет оцениваться суммой возможных прибылей (убытков), взвешенных с учетом вероятностей их наступления. Вероятности наступления рисков связаны со степенями защищенности банков от рисков, следовательно, естественно считать, что оценку мгновенной эффективности и текущей надежности можно свести к вычислению некоторой взвешенной суммы некоторых банковских показателей. Показатели, входящие в сумму, могут получаться путем некоторого преобразования исходных банковских показателей (подробнее см. Банковское дело, 1999г. №№ 6, 8).

Таким образом, оценку мгновенной эффективности банков, неразрывно связанную с оценкой текущей надежности, можно свести к оценке мгновенной эффективности “игрока в шашки и шахматы”, к вычислению интегрального (средневзвешенного) показателя. При этом сравнение двух банков по степени мгновенной эффективности и текущей надежности сводится к сопоставлению значений соответствующих интегральных показателей. Важно подчеркнуть, что при таком сопоставлении существует принципиальная возможность компенсации некоторых недостатков в работе банка более весомыми достоинствами. Например, при определении общей эффективности банка излишне рисковая политика игры банка на рынке ценных бумаг может быть компенсирована большим количеством надежных заемщиков (или наоборот).

Зададимся теперь важным вопросом. Может ли превосходство банка по текущей надежности гарантировать превосходство его и по стратегической надежности? Ответ – нет. Препятствуют тому две важные проблемы:

  1. проблема “рентабельности”;
  2. проблема “ликвидности”.

Проблема “рентабельности” заключается в том, что с точки зрения экономической целесообразности представляется неразумным предположение возможной компенсации недостатков достоинствами при оценке стратегической надежности банка. Проблема “ликвидности” предполагает не только отсутствие экономической целесообразности, но и более того, экономической возможности для такого рода компенсаций.

Действительно, пока мы оцениваем мгновенную эффективность работы банка, то есть ожидаемую прибыль в ближайшем небольшом временном промежутке, можно пренебречь необходимостью перераспределения (перекладывания) средств с целью компенсации убытков на некотором направлении работы банка за счет полученной прибыли на другом направлении. Считается, что денежных средств, задействованных на каждом направлении, достаточно для их общего поддержания.

Однако если некоторое направление остается долгое время убыточным, то возникает необходимость его поддержания путем перевода средств с других направлений. При этом в случае конкуренции двух банков большая убыточность некоторого направления для одного банка означает прибыльность аналогичного направления для другого, то есть убытки одного банка превращаются в прибыль для другого (средства от одного банка переходят к другому). А это значит, что поддержка убыточного направления за счет прибыльного направления деятельности повлечет неминуемый переход выделенных средств к конкуренту. Но зачем поддерживать заведомо убыточное направление? Зачем реально полученную прибыль фактически добровольно отдавать конкуренту? Экономической целесообразности здесь нет, в этом и заключается проблема “рентабельности”. Конечно, можно допустить целесообразность поддержания некоторого убыточного направления с целью определения имиджевых моментов банка, но это скорее артефакты, нежели экономические закономерности.

Отсутствие экономической целесообразности поддержания убыточных направлений в долгосрочной (стратегической) перспективе зачастую дополняется принципиальной невозможностью проведения таких операций (проблема “ликвидности”). Переход денежных средств с одного банковского направления на другое означает изменение структуры активов или пассивов кредитной организации. Изменение структуры банковских активов неразрывно связано с проблемой ликвидности активов. Даже в случае конвертации прибыли от ликвидных активов перевод средств может стакнуться с проблемой их “ввода” в убыточное направление. В большинстве же случаев перераспределение активов упирается в проблему их ликвидности и является весьма сложной задачей, особенно в крупном масштабе, необходимым для долгосрочного поддержания убыточного направления. Особым вопросом является возможность изменения структуры пассивов. Пассивы в силу своей природы являются, безусловно, более стационарными категориями, нежели активы, их перераспределение зачастую просто невозможно.

Таким образом, сравнение по стратегической надежности двух банков, в определенном смысле, родственно выявлению победителя шахматно-шашечной игры рабочего примера, где не допускается смешивание капиталов.

Прямым следствием только что высказанных соображений является объяснение принципиальных различий в математических подходах оценки текущей и стратегической надежностей. Так, если оценка текущей надежности сводится к вычислению некоторой взвешенной суммы банковских показателей (или, по крайней мере, некоторого непрерывного функционала от банковских показателей), то выявление наиболее надежного среди двух банков в стратегической перспективе должно базироваться на сопоставлении банковских показателей по принципу “больше-меньше” (“лучше-хуже”). Такие сопоставления называются порядковыми.

Примечание. Математическое описание различий выглядит следующим образом. Пусть и - наборы эквивалентных банковских показателей для двух кредитных организаций.

Нахождение наилучшего банка с точки зрения текущей надежности сводится к непосредственному вычислению надежностей банков и , где - некоторый непрерывный функционал. Первый банк считается превосходящим по текущей надежности второй, если .

Нахождение наилучшего банка с точки зрения стратегической надежности сводится к вычислению некоторого функционала

,

где некоторый непрерывный функционал, а принимает значения 1, 0, -1: 1 – если , 0 – если , -1 – если . Первый банк считается превосходящим по стратегической надежности второй, если (если , то это может означать как превосходство второго банка, так и принципиальную несопоставимость банков по стратегической надежности). Видно, что функционал не только не непрерывен, но и зависит лишь от знаков разностей .

Надо отметить, что во всех предыдущих рассуждениях о выявления победителя конкуренции двух банков в стратегической перспективе, мы везде предполагали неизменность защищенности банков от различных типов риска, то есть неизменность значений нормативов. Конечно, это не так, например, в процессе конкуренции один банк может полностью обанкротить другой, а следовательно, показатели последнего должны постепенно ухудшаться, то есть меняется степень защищенности банка от рисков. Вместе с тем такое уточнение не меняет полученных выводов. Действительно, если степень защищенности первого банка от некоторого риска выше степени защищенности другого банка от аналогичного риска, то в процессе конкуренции на соответствующем направлении банковской деятельности первый банк должен преуспевать, а второй терпеть убытки. Следовательно, степень защищенности первого банка должна расти, а второго – убывать, а это означает неизменность превосходства степени защищенности первого банка над степенью защищенности второго, то есть не меняется знак разности между значениями соответствующих нормативов. При этом лишь знаки разностей между значениями нормативов являются существенными при выявлении наилучшего банка в стратегическом плане. Тем самым, в процессе конкуренции соотношение стратегических надежностей банков остается неизменным. Это является вполне естественным свойством стратегической надежности, которая, в отличие от текущей, должна являться (в силу своего названия) достаточно стационарной величиной.

Здесь возникает естественный вопрос, может ли в принципе меняться стратегическая надежность банка, и если да, то, что для этого необходимо. Да, стратегическая надежность банка может меняться, в природе, как известно, не существует абсолютного детерминизма (предопределенности) будущего, банковская система в этом плане не является исключением. Вместе с тем изменение стратегической надежности (“кармы”) является весьма сложной задачей (если исключить из рассмотрения возможность преднамеренного стремления банка разориться), осуществление которой связано с преодолением проблемы “ликвидности”. Иными словами, чтобы изменить свое будущее в лучшую сторону банку необходимо провести существенную реструктуризацию активов и пассивов, причем, реструктуризацию, как правило, в том направлении, которое является наиболее сложным, наиболее проблемным. Вместе с тем, проведя такую реструктуризацию, банк переходит в новое стационарное относительно стратегической надежности положение, приобретает новую “карму”, изменить которую вновь так же сложно, как и приобрести. Дополнительно отметим, что существенное повышение текущей надежности банка может быть достаточно легко произведено за счет проведения некоторых сверхприбыльных краткосрочных операций, которые в состоянии компенсировать убытки банка на стратегических направлениях. Однако в долгосрочной перспективе такая “компенсация” не способно кардинально решить общие проблемы кредитной организации.

Важно отметить, что методология оценки стратегической надежности банков позволяет учесть, так называемый эффект “лавины”, когда даже очень незначительное изменение некоторых банковских показателей может вызвать комплекс широкомасштабных проблем, имеющих общие катастрофические последствия для финансовой стабильности кредитных организации. Примером может служить появление у банка задолженности по картотеке, которая моментально отражается на имидже банка, вызывает панику среди клиентов и ставит банк на грань банкротства.

Примечание. Эффект “лавины” учитывается за счет отсутствия непрерывности у функционала .

При этом оценка текущей надежности банка, связанная с вычислением некоторой взвешенной суммы показателей, очевидно, эффект “лавины” отразить не в состоянии, поскольку незначительные изменения банковских показателей обязаны приводить к незначительным изменениям интегрального показателя, а значит и текущей надежности. Появление картотеки является принципиальным изменением пассивной части баланса банка, приводящим к понижению стратегической надежности кредитной организации.

Другой существенной особенностью, связанной с оценкой стратегической надежностей банков, является возможность несопоставимости кредитных организаций. Уже отмечалось, что оценка текущей надежности (мгновенной эффективности), сводящаяся к вычислению интегрального показателя, всегда позволяет сопоставить любые два банка, так как всегда можно сопоставить два соответствующих значений интегральных числовых показателей. Иначе обстоит дело со стратегической надежностью. Различные банки имеют различную клиентуру, различный масштаб банка, различные структуры активов и пассивов, различные специализации. Иными словами, банки ведут разные формы хозяйственной деятельности. Причем, различие форм деятельности может проявляться даже для банков работающих на одном сегменте денежно-кредитного рынка (имеющих одинаковую специализацию), банки могут по-разному концентрировать внимание на тех или иных нюансах работы, использовать различные финансовые схемы, по-разному управляют рисками и т.д.

Разумеется, если банки ведут идентичные формы хозяйствования, то они должны быть сравнимы с точки зрения стратегической надежности, так как их конкуренция на едином сегменте рынка в долгосрочной перспективе обязаны выявить победителя.

Иначе обстоит дело с банками, ведущими разные формы хозяйствования. Здесь сопоставление их стратегических надежностей может привести как к выявлению более надежного банка, так и к констатации их принципиальной несравнимости. Выявление наиболее надежного банка связано с признанием формы хозяйствования этого банка более надежной в долгосрочной перспективе, нежели форму хозяйствования другого банка. В тех случаях, когда такое сопоставление форм хозяйствований можно осуществить, можно сопоставить и стратегические надежности кредитных организаций. Вместе с тем, в силу все того же отсутствия абсолютной предопределенности (детерминизма) будущего (особенно в долгосрочном плане) не всегда удается сравнить будущие перспективы разных форм хозяйствования. Банки существуют в реалиях постоянно меняющейся экономики, что, безусловно, отражается на приоритетности различных форм хозяйствования, при этом предсказать будущее экономики во всех нюансах не представляется возможным. В таких ситуациях банки считаются несопоставимыми с позиций стратегической надежности.

Сравнимость различных видов хозяйствования банков формализуется в терминах значимостей обязательных нормативов (об этом подробно будет рассказано в следующей публикации). Отметим лишь тот факт, что значимости (важности) нормативов при оценке стратегической надежности банков описывают нюансы долгосрочной финансовой стабильности банков, общую предпочтительность различных способов деятельности кредитных организаций, а не степени краткосрочной эффективности различных направлений банковской деятельности, как при определении текущей надежности. Все это согласуется с общим смыслом контроля за соблюдением банковских нормативов, призванного обеспечить стратегическую стабильность, а не краткосрочную прибыльность банка.

Важным следствием возможной несопоставимости банков относительно стратегической надежности является невозможность представления стратегической надежности в виде числовой функции от значений банковских показателей. Так, если бы мы могли это сделать, то, зная значения банковских показателей (обязательных нормативов), для любой пары банков мы сможем численно оценить их стратегические надежности, сравнить их и выявить наилучший банк, что противоречит существованию несравнимых кредитных организаций.

Таким образом, знание значений банковских показателей для некоторой конкретной кредитной организации не позволяет оценить ее стратегическую надежность! Правильней было бы вообще говорить о принципиальной невозможности оценки стратегических надежностей банков. Стратегические надежности можно лишь сравнивать, то есть, зная значения показателей двух кредитных организаций, можно выявить среди них наиболее благополучную в стратегическом плане или констатировать их несопоставимость, при этом численно оценить надежности каждой кредитной организации не представляется возможным.

Следовательно, для определения места кредитной организации в общей структуре банковского сообщества с позиций стратегической надежности необходимо иметь общий объем информации по всем банкам. А значит, определение стратегической надежности банка является результатом комплексного сводного анализа (анализа в целом) банковского сообщества. Оценка стратегической надежности лежит за рамками текущего контроля деятельности кредитных организаций, предполагающего возможность получения выводов на обособленной информации по конкретному банку.

Существование несопоставимых кредитных организаций означает существенную многокритериальность в определении стратегической надежности. Иначе обстоит дело с текущей надежностью, где итоговый показатель благополучия удается в явном виде выразить через совокупность значений банковских показателей. В этом случае многокритериальность отсутствует (фиктивна), здесь критерий один (числовая величина текущей надежности), хотя и неизвестный, требующий оценки на основе доступной информации.

Важной особенностью, связанной с сопоставлением кредитных организаций относительно их стратегических надежностей, является богатое разнообразие результатов их конкуренции. Так, если предположить возможность компенсации превосходства в стратегической надежности одного банка по одному показателю превосходством другого банка по другому показателю, то по аналогии с “шахматно-шашечной” игрой любая конкуренция двух кредитных организаций приведет к полному банкротству одной из них. Это является следствием преодоления проблемы “рентабельности”, когда получаемая прибыль должна бессмысленно перекачиваться в убыточные направления банковской деятельности, где она неминуемо переходят к конкуренту.

Вместе с тем наличие проблем “ликвидности” и “рентабельности” может приводить в результате конкуренции не только к банкротству одного из банков, а что более вероятно, к специализации двух банков в разных областях. Это представляется более естественным в экономическом контексте банковского анализа. Однако, результат специализации банков в итоге конкуренции еще не означает несопоставимость стратегических надежностей этих банков. Различные специализации, то есть различные формы хозяйствования, могут быть сравнимы по их стратегической рискованности. Одна форма может быть заведомо более опасной, чем другая, а значит, первый банк будет менее устойчив в долгосрочной перспективе, чем второй.

Конкретный алгоритм сравнения стратегических надежностей банков и построения рейтинга будет подробно описан в последующей публикации.