БАНКИ и ФИНАНСЫ www.buzdalin.ru

www.buzdalin.ru
www.prognoz.4u.ru

Home
Новости сайта

   IR

   БАНКИ

   РИСКИ

   РЫНКИ

   прочее

   КОЛЛЕГИ

 

Автор проекта Алексей Буздалин
А.В. БУЗДАЛИН

   биография
   публикации

 +7 495 9912238 A@Buzdalin.ru


 

 

Алексей Владимирович, в ЦБ идет обсуждение очередного снижения ставки рефинансирования до 12%. Это вынудит банки снижать ставки по депозитам. Основной удар придется по мелким и средним банкам, которые привлекают вкладчиков исключительно высокой доходностью. Как вы оцениваете последствия такого шага ЦБ, и есть ли настоятельная потребность в снижении ставки рефинансирования?

С моей точки зрения, и я думаю, что другие эксперты ее тоже разделят, возникший вопрос о снижении ставки рефинансирования, прежде всего, нацелен не на снижение ставок по депозитным операциям банков, а на снижение ставок по активным операциям, и именно – по кредитованию. Поскольку ЦБ сейчас заинтересован в том, чтобы всяческими мерами обуздать наметившийся рост цен, именно на это направлено снижение ставки рефинансирования. С другой стороны, произойдет ли это снижение ставки рефинансирования? В статье было написано, что Центральный Банк еще посмотрит, выйдет инфляция за намеченные границы 10% или не выйдет. По оценкам нашего института, при оптимистическом развитии событий на конец года инфляция может составить 11,5%. Это в том случае, если Центральный Банк будет проводить активную стерилизацию денежной базы. В противном случае инфляция может выйти на рубеж 13%. При таких прогнозах снижение ставки рефинансирования, скорее всего, произойдет. А что касается депозитных операций, безусловно, ЦБ, наверное, держит в голове, что это повлияет на депозитные операции. Но, опять же, с прицелом на то, что ставки по депозитным операциям косвенным образом влияют на ставки по активным операциям. Тут такая взаимосвязь: через депозитные операции повлиять на снижение ставок по кредитам, и, соответственно, на снижение темпов инфляции.

Насколько механизм рефинансирования актуален, и насколько он влияет на уровни ставок по активным и пассивным операциям банков? В нашей российской экономической действительности ставка рефинансирования – всего-навсего индикативный показатель. Если раньше бывало так, что ЦБ снижает ставку рефинансирования, и вслед за этим коммерческие банки определенным образом корректируют свою политику по активным и пассивным операциям, то это происходило только в том случае, когда рынок был готов к соответствующим изменениям. Снижение ставки рефинансирования Центральным Банком рассматривалось, как определенный сигнал к переходу в новую стадию. Рынок был подготовлен, зеленая лампочка зажигается, и все, осознавая, что снижение неизбежно, снижали. Сейчас такая ситуация отсутствует. Последние события в банковском секторе не располагают к снижению ставок. И вслед такого однозначного снижения ставок по активным и пассивным операциям банков, скорее всего, не произойдет. Потому что рынок к этому не готов.

Почему он не готов? Давайте проанализируем два момента – почему растут ставки по активным операциям и почему растут ставки по депозитным операциям.

Почему растут ставки по активным операциям? Очевидно, что это кризис доверия на рынке МБК. Рынок МБК сейчас существует для пары десятков банков, банки второго – третьего эшелона просто от него отрезаны. Они или просто не способны получить ресурсы, или получаю по завышенным процентным ставкам. Завышенную стоимость ресурсов они обязаны компенсировать ростом кредитных ставок. С другой стороны, раз они отрезаны от рынка МБК, они должны для проведения текущих платежей, обслуживания пассивов, держать завышенный уровень ликвидности, ликвидных неработающих активов. Раз они не работают, они не приносят доход. Раз они не приносят доход, – падает рентабельность банковского бизнеса. А раз падает рентабельность банковского бизнеса, – банки должны это как-то компенсировать. А компенсируют они это тем, что повышают ставку по активным операциям – по кредитам. С другой, эта неразбериха в банковском секторе влияет на уровень рисков в банковской системе. То, что возникают вопросы о финансовой устойчивости отдельных кредитных организаций, напрямую сказывается на уровне рисков заемщиков коммерческих банков. Причем, даже в том случае, если банк надежный, у него есть клиент, этот клиент тоже надежен. Но может быть так, что этот клиент имеет расчетные счета в каких-либо ненадежных банках, что спрогнозировать невозможно. Соответственно, сам факт возникновения вопроса о каких-то ненадежных элементах в банковской системе автоматически увеличивает риски кредитования. А раз растут риски кредитования, – растут и ставки кредитования. С другой стороны, раз растут ставки кредитования, хорошие заемщики по высоким ставкам кредитования брать кредиты не готовы. Один из законов экономики – если растут ставки кредитования, то хороших заемщиков становится меньше, но растет доля плохих заемщиков, опять же, растут риски. Получается замкнутый круг. Все говорит о том, что в такой ситуации неизбежно должен наблюдаться рост ставок по кредитным операциям.

Теперь посмотрим на депозитные операции. В связи с банковскими событиями наблюдается отток клиентов из банков. Банки волей-неволей заинтересованы в удержании этих клиентов. Соответственно, они повышают ставки по депозитным операциям. И в данной ситуации снижение ставки рефинансирования не повлияет, они в любом случае будут стремиться их удержать. С другой стороны, и это тоже очень важный факт, активизируется закон о страховании депозитов, уже в сентябре. Центральный Банк объявил, что начнет публиковать первые списки банков, вступивших в эту систему. Причем публиковать он будет не сразу всех, кого примет, а поэтапно, сначала одну группу, потом другую, и так далее. И что получается? Какие-то банки сразу войдут, и Центральный Банк прогарантирует их финансовую устойчивость, какие-то банки, на первом этапе их будет большинство, эту санацию не пройдут, их статус, как устойчивой финансовой организации не будет подтвержден. Получается дисбаланс в конкуренции между банками, которые уже вошли, и которые еще не вошли. И те, которые не вошли, даже надежные, они просто по времени еще не вошли, чтобы конкурировать со своими счастливыми собратьями по банковской системе, они волей-неволей также будут обязаны повышать процентные ставки для повышения привлекательности их депозитов.

И еще несколько факторов. Что у нас творится в экономике вообще? По прогнозам, у нас накапливаются риски. Непонятно, что происходит на фондовом рынке, все эти события то с ЮКОСом, то с Газпромом. Недвижимость – тоже непонятно, что будет твориться с ценами на нее. Вчера появились прогнозы, что цены могут упасть на 20% в определенных сегментах, а многие банки очень серьезно завязаны на рынок недвижимости. Система страхования, по ней я пройдусь еще раз, потому что до сих пор непонятно, сколько банков в итоге войдет в эту систему. Что будет, если войдет треть, или половина банков, а остальные не войдут. Что будет со всеми оставшимися банками? Я так понимаю, что ситуация, когда ЦБ для половины банков прогарантирует их финансовую устойчивость, а для половины -–нет, то будущее этих, условно говоря, ненадежных банков, хотя это еще большой вопрос – насколько они ненадежны, уже решено. Они обречены на вымирание. А этих банков в банковской системе может оказаться большинство, тогда нам не миновать крупномасштабных банковских потрясений, а это опять риски. За что не возьмись, со всех сторон факты говорят, что риски в экономике нарастают, и это адекватным образом отражается на росте процентных ставок.

Что касается ставок по депозитным операциям, то насколько понижение ставки рефинансирования до 12% отразится на этих ставках? Для большинства российских банков наиболее актуальные пассивы – это не пассивы, привлеченные от физических лиц, а пассивы, привлеченные от юридических лиц. А для юридических лиц это ограничение посредством определенных финансовых схем легко можно обойти, это не проблема. Если банк захочет как-то простимулировать завышенной ставкой привлечение ресурсов от юридического лица, он это сделает. И норма в виде ¾ ставки рефинансирования для него не преграда. Единственное, на что это реально влияет – на депозиты физических лиц. Чтобы превысить ¾ от 12%, а это 9%, должен быть большой по размеру депозит, такие ставки коммерческие банки назначают исключительно для крупных депозитов. Хотя, с другой стороны, для большинства населения, которое несет свои средства в коммерческие банки, в силу того, что их депозиты незначительны по размерам, такие завышенные ставки не предлагаются. Поэтому под это ограничение подпадает незначительное количество клиентов банка.

Но даже если эта норма действует, ЦБ снижает ставку рефинансирования, появляется дополнительное ограничение на рост ставок по депозитам физических лиц, это действует для всех банков в равной степени. У вкладчиков нет никакой альтернативы. Если эта норма действует для всех банков, то, если там им предлагают завышенный процент, у него нет альтернативы, он все равно туда понесет деньги, положит на депозит, получит процент с этого депозита, и какую-то долю заплатит в виде налога. Альтернативы нет. Тем более, что не такие уж это существенные ограничения. Я сейчас прикинул, если ставка по депозиту 11%, то есть, превышает ¾, то реальная ставка, которую получит вкладчик после уплаты налога, будет 10,75%. Да, меньше чем 11%, но это не настолько существенно. А коммерческие банки все равно будут эти ставки назначать. Крупные банки, скорее всего, такие завышенные ставки назначать не будут, и мелкие банки будут. Более того, после того, как был принят закон о поголовном гарантировании депозита в размере, не превышающем 100 тысяч рублей, вкладчикам нечего боятся. Они получат высокий процент, может быть, чуть пониже, чем раньше, у них есть 100% гарантия в виде этого закона, так что привлекательность малых и средних банков даже после снижения ставки рефинансирования никак не изменится. Крупные банки не будут предлагать эти ставки, а мелкие будут продолжать ту же политику.

1 сентября 2004

Буздалин Алексей Владимирович