БАНКИ и ФИНАНСЫ www.buzdalin.ru

www.buzdalin.ru
www.prognoz.4u.ru

Home
Новости сайта

   IR

   БАНКИ

   РИСКИ

   РЫНКИ

   прочее

   КОЛЛЕГИ

 

Автор проекта Алексей Буздалин
А.В. БУЗДАЛИН

   биография
   публикации

 +7 495 9912238 A@Buzdalin.ru


 

 

Население не заинтересовано в раскрытии своих кредитных историй

Алексей Владимирович, Сбербанк объявил о покупке 50% акций кредитного бюро «Инфокредит». Вообще, сейчас есть тенденция, когда крупные банки предпочитают заводить собственные карманные кредитные бюро. Зачем это делается, надо ли как-то бороться с этой тенденцией и к каким последствиям это может привести в деле создания системы бюро кредитных историй в России?

Почему Сбербанк объявил о покупке 50% акций в капитале кредитного бюро – это действительно сделано для того, чтобы создать собственное кредитное бюро. Почему это сделано именно сейчас и именно в таком виде? Потому что участие банка в кредитном бюро должно быть не больше 50%, если бы была возможность 100% участия, то я больше чем уверен, что Сбербанк купил бы все 100%. Более того, даже купив 50%, я подозреваю, что оставшиеся 50% принадлежат аффилированным со Сбербанком лицам. Зачем все это делается? Это делается для того, чтобы создать карманное бюро, информация которого, кредитные истории заемщиков Сбербанка не попадали бы ни в какие другие кредитные организации. Ни для кого не секрет, что Сбербанк занимает порядка 60% всего рынка потребительского кредитования. Соответственно, с одной стороны, он имеет достаточно информации, чтобы качественно и грамотно оценивать кредитные риски, связанные с потребительским кредитованием, и при этом он совершенно не заинтересован тем, чтобы делиться этой информацией с другими банками, и тем самым создавать себе дополнительную конкуренцию. Почему это сделано именно сейчас? Согласно закону, с 1 сентября все коммерческие банки должны будут заключить хотя бы с одним кредитным бюро договор о предоставлении информации. Другое дело, что скорее всего именно это требование закона не будет выполнено ни одним банком по той простой причине, что на сегодняшний день не существует ни одного легально зарегистрированного кредитного бюро. Нет ни одного кредитного бюро, которое получило бы лицензию на соответствующую деятельность. С другой стороны, в этом законе фигурирует другая дата, а именно 1 марта следующего года. С этого момента, об этом уже заявил ЦБ, он начнет отслеживать то, как коммерческие банки выполняют требование закона. По сути дела, этот срок активизации закона о кредитных бюро отодвинут до 1 марта следующего года. Сейчас у коммерческих банков есть возможность расслабиться и заниматься какими-то внутренними задачами, в частности, написанием программных продуктов, построением информационной базы данных, для того, чтобы с 1 марта следующего года по нормальному заработали кредитные бюро.

То есть, можно сделать вывод, что Сбербанк отстаивает свое монопольное положение на рынке?

Да, безусловно, и это относится не только к Сбербанку, но и еще к другим крупнейшим игрокам на рынке потребкредитования. Если мы посмотрим статистику, посмотрим балансы тех банков, которые стали акционерами, учредителями НБКИ (Национального бюро кредитных историй) и посмотрим, как динамика их баланса отличается от динамики балансов крупнейших игроков на соответствующем сегменте рынка банковских услуг, то мы увидим, что те банки, которые заинтересованы в кредитных бюро, не занимают существенных позиций, их совокупный объем портфелей потребительских кредитов составляет порядка 3%-4% от общего объема рынка. Но при этом их динамика роста в 2 раза превышает динамику роста крупнейших банков. Соответственно, именно эти банки – учредители НБКИ – рассматривают появление института бюро кредитных историй не столько как инструмент управления рисками, сколько как возможность получения дополнительных конкурентных преимуществ, и получения дополнительной клиентуры. Монополист и крупнейшие игроки на этом рынке не заинтересованы, чтобы таким образом поощрять конкуренцию.

А нужно ли предпринимать какие-то действия для демонополизации рынка потребительского кредитования?

Конечно, монополия – это плохо, с этим надо бороться. Но насколько это актуально на сегодняшний день и насколько это будет актуально в обозримом будущем? Если сейчас выдадут лицензии 2-3 кредитным бюро, они начнут реально работать, то я подозреваю, что та информация, которая в них будет аккумулироваться, будет минимальная. По двум причинам – население не заинтересовано в раскрытии своих кредитных историй, есть банки, где уже существует статистика, потому, как население реагирует на предложения банков о передаче их кредитных историй в эти бюро. Показано, что порядка 70% отказываются раскрывать информацию о себе. Просто люди опасаются, что это может в будущем иметь какие-то негативные последствия. При этом, с точки зрения каких-то дополнительных преимуществ факт наличия хорошей кредитной истории, на сегодняшний день никаких плюсов заемщиков не дает. А минусы могут быть весьма существенны, поэтому в подавляющем большинстве случаев граждане отказываются давать согласие на передачу информации кредитным бюро. Более того, тот закон, который действует на сегодняшний день, не обязывает банки спрашивать у заемщиков право на передачу информации в кредитное бюро. И я так думаю, что большинство банков просто этого не будет делать. А раз они это не спрашивают – у них не будет согласия заемщиков, и никакую информацию в кредитное бюро они передавать не будут. Соответственно, говорить о том, что с помощью кредитных бюро можно как-то корректировать монопольное положение Сбербанка на рынке, пока рано.