БАНКИ и ФИНАНСЫ www.buzdalin.ru

www.buzdalin.ru
www.prognoz.4u.ru

Home
Новости сайта

   IR

   БАНКИ

   РИСКИ

   РЫНКИ

   прочее

   КОЛЛЕГИ

 

Автор проекта Алексей Буздалин
А.В. БУЗДАЛИН

   биография
   публикации

 +7 495 9912238 A@Buzdalin.ru


 

 

Алексей Буздалин: 10% межбанковских кредитов в пассивах российских банков - не так уж и много
Вопрос читаеля:
Алексей Владимирович, известно, что кредиты западных банков составляют значительную долю пассивов российских банков. По данным ЦБ России, на долю данного источника средств на 1.01.06 приходилось 8,0% пассивов банковского сектора (7,2% на 1.01.05). Объемы заимствований на международных рынках компаний нефинансового сектора еще выше. Насколько даные показатели велики по сравнению с другими странами? Разве внешние кредиты не сбивают цену на внутреннем рынке заимствований в России?
Ситуация такова, что курс рубля не снижается наравне с инфляцией. Допустим, валютный кредит взят под 6% годовых, после чего переводится в рубли и используется на финансирование инвестиций. Через год, когда надо будет возвращать кредит, рубли будут конвертированы в валюту по старому курсу (номинальный курс рубля не изменился). Таким образом, 6% годовых в долларах = 6% годовых в рублях. Получается, что внешние кредиты сбивают процентную ставку на внутреннем российском рынке до отрицательных значений, что дестимулирует сбережения. Внешние кредиты вытесняют внутренние сбережения. Причем эти процессы будут усиливаться. Вы не считаете, что это таит в себе определенные угрозы для банковской системы?

Я не вижу здесь угроз, приведенные Вами рассуждения не совсем верны. Прежде всего, они не учитывают существующие требования, связанные с размером открытой валютной позиции коммерческих банков. Дело в том, что в соответствии с данными требованиями, устанавливаемыми ЦБ, коммерческий банк не может уйти в длинную или короткую валютную позицию по своему балансу, более, чем на 10% от капитала. То есть его валютные активы не могут отличаться от валютных пассивов более, чем на 10% от капитала банка. Таким образом, это ограничивает банки по конвертированию в рубли привлечённых валютных пассивов. Получается, что рассуждения относительно стоимости пассивов, которые предполагают возможность такой конвертации, неверны, т.к. конвертация невозможна, она противоречит нормам банковского регулирования. Данное регулятивное требование способно обезопасить банковскую систему от чрезмерных валютных рисков. Получается, что при снижении рентабельности валютных активов российских банков, которую мы наблюдаем, параллельно происходит снижение стоимости валютных пассивов, их фондирующих, что обеспечивает банкам положительную процентную маржу.

Теперь, что касается доли межбанковских кредитов в пассивах российских банков, полученных от иностранных кредитных организаций. Действительно, это 8-10%, и в принципе, это не так уж и много, по сравнению той ситуацией, которую мы видим в развитых странах Европы и Америки, а также в странах Восточной Европы, где интеграция национальных банковских систем в международные финансовые системы далеко опередила Россию. Соответственно, там эти переплетения, выражающиеся, в том числе, в объёмах привлечённых межбанковских кредитов от банковских нерезидентов, существенно выше. Особенно надо учесть, что в Российской практике существенная часть этих межбанковских кредитов по балансу проходят как длинные кредиты, которые связаны с определёнными финансовыми схемами. Как правило, эти межбанковские кредиты, привлечены под конкретные активы в России. То есть это не рыночные операции. Многие кредиты, которые выдают иностранные банки российским, это кредиты, при выдаче которых заранее оговаривается, куда будут размещены российскими банками соответствующие средства. Фактически, это операция, которая должна была быть вынесена на внебаланс. Более того, эти деньги, как правило, завозятся в Россию не просто по инициативе какого-то банка-нерезидента; это деньги, которые принадлежат россиянам, деньги, вывезенные в своё время в оффшорные структуры. Таким образом, они просто возвращаются в Россию, происходит реэкспорт капитала. И эта схема позволяет в случае необходимости в любой момент развернуть её в обратную сторону и вернуть эти средства в оффшорные зоны. Рассуждать о процентных ставках, существующих по этим пассивам, не имеет смысла. Эти операции самодостаточны, целесообразность их проведения напрямую никак не связаны с теми процентными ставками, которые назначаются по данным кредитам. С другой стороны, у иностранных банков, которые выдают кредиты российским банкам, нельзя сказать, что дешёвые кредиты. Где-то около года назад действительно дочки иностранных банков, которые работают в России, имели возможность привлекать дешёвый кредит от материнских кампаний. Но сейчас ситуация на внешних рынках изменилась, ставки выросли. Поэтому ставки вполне сопоставимы с теми, которые существуют здесь на внутреннем рынке. Соответственно, иностранные банки, работающие в России стали активно заниматься привлечением средств здесь, внутри России, потому что ставки более-менее эквивалентны с западными ставками. Кстати, такие кредиты, которые привлекались от материнских кампаний их российскими дочками, это также не рыночное привлечение, поэтому не имеет смысла говорить о том, что это существенно повлияет на изменение уровня ставок на рынке.

С другой стороны, если российский банк привлекает кредит от иностранного банка, то размер и ставка кредита напрямую зависит от кредитных рейтингов, которые этот банк имеет. На самом деле, активно привлекаться от западных банков имеет возможность очень ограниченное число российских банков. Прежде всего, крупнейшие банки с гос. участием в капитале, у которых рейтинг близок к суверенному рейтингу российской Федерации. Для всех остальных банков стоимость заимствования на внешнем рынке учитывает их кредитные рейтинги. А кредитные рейтинги для большинства российских банков, даже если они существуют, существенно разнятся от уровня суверенных рейтингов. Поэтому если они имеют возможность привлекать средства, то достаточно дорого и во вполне ограниченных размерах.

И ещё по поводу того, не потеряет ли российские банки ресурсную базу. Нет, конечно, не потеряют. Действительно, сейчас уровень тех процентов, которые предлагают банки по депозитам, существенно ниже, чем уровень инфляции, они не отбивают инфляцию. Но в этом нет ничего плохого, ничего катастрофического ни для клиентов банка, ни для самих банков. Сбережения гражданами делаются для того, чтобы потом их на что-то потратить, на приобретение каких-то услуг. Соответственно, в ситуации, когда процентные ставки по депозитам ниже, чем инфляция, владельцы депозитов могут просто сменить стратегию, отказаться от покупки депозитов в пользу банковских кредитов. Взять кредит, добавить к нему имеющиеся у него на сегодняшний момент сбережения, и купить уже сейчас тот продукт, который он надеялся купить через длительный промежуток времени. При этом, безусловно, доля депозитов будет снижаться в ресурсной базе банка, что мы сейчас и наблюдаем. Но это не говорит о том, что ресурсная база в целом у банков будет сокращаться. Нет, напротив, она будет расширяться за счёт эффекта денежной мультипликации, а средства, которые сейчас находятся в банковских депозитах, будут конвертироваться в остатки средств на счетах предприятий, которые их будут получать за счёт продажи своей продукции.

Таким образом, я считаю тезис об опасности дешевых заимствований банками на внешних рынках не совсем верным, и ничего катастрофического для банковской в этом нет. Опасность скорее кроется в возможности дешевых заимствований российскими компаниями напрямую у иностранных банков в обход российских кредитных организаций, которые тем самым лишаются клиентуры, прежде всего в лице крупнейших российских корпораций, но это отдельная тема.

30 июня 2006