БАНКИ и ФИНАНСЫ www.buzdalin.ru

www.buzdalin.ru
www.prognoz.4u.ru

Home
Новости сайта

   IR

   БАНКИ

   РИСКИ

   РЫНКИ

   прочее

   КОЛЛЕГИ

 

Автор проекта Алексей Буздалин
А.В. БУЗДАЛИН

   биография
   публикации

 +7 495 9912238 A@Buzdalin.ru


 

 

Застрахованные до смерти

На днях определилась еще одна потенциальная жертва банковского кризиса – Меритбанк, куда ЦБ направил временную администрацию. Что же происходит в банковской системе?

Буздалин Алексей

Ведомости, № 158 (1198) 02.09.2004

Еще весной глава ФСФМ РФ Виктор Зубков сказал, что у него есть претензии к 10 кредитным организациям, но уже сегодня список жертв банковского кризиса насчитывает более 15 коммерческих банков, и процесс продолжается. По оценке аналитиков, в обозримом будущем даже при благоприятном развитии событий их может исчезнуть еще как минимум полсотни. Похоже, план уже перевыполнен.

Предпосылки нынешней банковской катастрофы были заложены еще в августе 1998-го. Тогда в результате финансового коллапса банковская система одномоментно оказалась без основной группы структурообразующих кредитных организаций. Именно тогда усиленно стали звучать мнения, что для восстановления банковской системы необходимо создать новый костяк, а путь к этому только один – рост капитализации кредитных организаций. В концепции развития банковской системы стала фигурировать цифра 5 млн евро в качестве минимального требования к величине собственных средств банка. Кредитные организации, не нарастившие к определенному сроку капитал до данного нормативного уровня, должны будут покинуть банковский бизнес. А представители Банка России заявляли об избыточной численности банковской системы и о желательности ее сокращения минимум раза в два.

Такая информация не могла остаться без внимания и стала непосредственным образом сказываться на структурировании банковской системы. Большинство мелких банков стали жить с мыслью бесперспективности будущего. Аналогичным образом к ним стали относиться контрагенты по бизнесу – клиенты и коллеги-банки. Мелкие банки стали последовательно выдавливаться с рынка банковских услуг, а между тем в августе 1998-го именно они продемонстрировали завидную устойчивость к кризисным потрясениям.

Только в июне этого года под нажимом банковского сообщества Банк России отказался от регламентирования минимального размера капитала действующих банков. Вместе с тем, как заявил зампред ЦБ Андрей Козлов, дискриминирующее отношение надзора к малым банкам сохранится, что уже закреплено в инструкциях регулятора.

Тогда же в 1998-м появился законопроект о страховании депозитов. Когда толпы обманутых вкладчиков штурмовали офисы обанкротившихся банков, закон о страховании депозитов был особенно актуален, его оперативное принятие могло бы существенно разрядить кризис и снизить накал социальной напряженности. Однако закон был принят только в ноябре прошлого года, когда на передний смысловой план вышло вовсе не беспокойство за судьбы частных вкладчиков, а особенности вступления банков в систему гарантирования депозитов.

Процедура принятия банка в систему страхования предполагает проведение предварительной санации со стороны Банка России. Тем самым (и руководство ЦБ это не особенно скрывало) настоящей задачей закона о страховании депозитов является проведение поголовной чистки банковской системы. В результате банковский сектор для большей ясности будет поделен на две части: группу “правильных” банков и оставшуюся массу сомнительных кредитных организаций.

Однако картина благостна лишь на первый взгляд. В действительности закон о страховании депозитов чрезвычайно опасен для банковской системы и экономики в целом. Если случится так, что в систему страхования не войдет подавляющее большинство банков, они независимо от их реального финансового состояния будут восприниматься контрагентами как ненадежные. Это банки без будущего, и в условиях неравной конкурентной среды они будут вытеснены с рынка. А если их окажется большинство, глобального банковского кризиса не миновать.

Но самое опасное в системе страхования депозитов – отсутствие четкости в порядке вступления в нее банков. Регламентирующая этот процесс инструкция ЦБ № 1379-У допускает применение мотивированного экспертного суждения со стороны органов надзора, проверить адекватность которого или заранее предугадать результат не представляется возможным. Получается, угроза уничтожения висит фактически над каждым банком.

В сентябре ЦБ начнет публиковать первые списки банков, вошедших в систему страхования. Причем уже сейчас известно, что процесс оглашения полного перечня застрахованных банков затянется на долгие месяцы, в течение которых первые счастливчики будут пользоваться всеми благами новых конкурентных преимуществ, тогда как остальные кредитные организации будут трепетать и смиренно ждать решения их участи. Получается, что даже такая техническая процедура, как определение банков, вошедших в систему страхования, превращается в акцию, способную вызвать очередной дисбаланс в банковской среде.

Банковский кризис, замешанный на неопределенности будущего банков и ожиданиях масштабных потрясений, перевел в явную фазу прецедент отзыва лицензии у Содбизнесбанка. Теперь при выборе контрагентов в банковской системе кредитные организации должны учитывать не только их финансовую устойчивость, но и оценивать вероятность ликвидации банка на основании требований FATF. В реальности под это можно подтянуть любой российский банк, а значит, межбанковские отношения – это русская рулетка. Поэтому на сегодня в России банковской системы (именно как системы) не существует!

Наглядное представление о системном крахе позволяют получить основные параметры межбанковских отношений. Если в начале мая, по данным информационного агентства МФД, на рынке МБК в день заключалось от 1000 до 1200 сделок, то в августе этот показатель опустился до уровня 200–300 сделок (падение в 3–6 раз). При этом объемы выдаваемых кредитов сократились в 2–3 раза. Следовательно, совокупный объем межбанковского кредитования в августе по отношению к маю сократился в среднем в 12 раз!

29 июля Центробанк отозвал лицензии еще у четырех кредитных организаций. Конечно, сам по себе факт ликвидации неблагополучных финансовых институтов не является чем-то сверхъестественным. Но чем объясняется выбор Банком России момента массовой зачистки? Конец месяца для банковского сектора характерен дефицитом ликвидности, рынок МБК все еще не восстановился после недавних шоков, а 1 августа – дата, на которую коммерческие банки впервые должны будут осуществлять дополнительные отчисления в фонд обязательных резервов по новой инструкции ЦБ. Почему нельзя было подождать еще хотя бы неделю? Зачем подливать масло в и без того полыхающий огонь?

А может, здесь кроется какой-то тайный смысл? В банковских кругах всерьез поговаривают о преднамеренно спроектированном ЦБ “небольшом” банковском кризисе в целях избавления от “лишних” банков. Практику действий органов банковского надзора не назовешь особенно гласной, а это очень благоприятная почва для теорий тайных заговоров. Утверждать, что существует план “Судный день”, было бы инсинуацией. Тем не менее фактов, помогающих в это поверить, более чем достаточно. И очень многие представители банковского сообщества в это верят, что дезорганизует банковскую систему.

Все же наиболее реалистично выглядит версия о бесконечной череде неосознанных просчетов и ошибок регулятора, непреднамеренно запустившего механизм самоликвидации российской банковской системы. Очень возможно, что через некоторое время опасные тенденции зайдут слишком далеко, станут абсолютно очевидны и Центробанк потеряет контроль над происходящим. А пока банкиры ждут, когда наконец-то ЦБ проявит активную позицию и остановит смертельный механизм.