БАНКИ и ФИНАНСЫ www.buzdalin.ru

www.buzdalin.ru
www.prognoz.4u.ru

Home
Новости сайта

   IR

   БАНКИ

   РИСКИ

   РЫНКИ

   прочее

   КОЛЛЕГИ

 

Автор проекта Алексей Буздалин
А.В. БУЗДАЛИН

   биография
   публикации

 +7 495 9912238 A@Buzdalin.ru


 

 
Вероятность кризиса высока

Алексей Владимирович, по данным ЦБ во втором квартале этого года суммарная просроченная задолженность строительных компаний по валютным кредитам увеличилась в 28 раз, по сравнению с первым кварталом, и составила $112 млн. При этом большая часть этой задолженности приходится на московские строительные фирмы. «КоммерсантЪ» пишет, что сам по себе обвальный рост долгов говорит о том, что ряд строительных компаний может в ближайшее время покинуть рынок, что ударит по частным инвесторам, которые, не получат своих квартир. А с Вашей точки зрения, насколько тревожен этот сигнал? И как это отразится на банковском секторе?

Сама по себе эта цифра еще не столь велика, чтобы бросаться в панику и делать какие-то далеко идущие выводы. Хотя, безусловно, сделать кое-какие выводы имеет смысл. Дело в том, что эта цифра – $112 млн., на мой взгляд, это пока лишь верхушка айсберга реальных проблем, которые могут возникнуть как в строительной отрасли, так и непосредственно в банковской системе. Дело в том, что большинство банков, завязанных в строительной отрасли, не непосредственно кредитуют соответствующий строительные объединения, а делают это через дочерние структуры. И прежде, чем эта просрочка образуется на балансах банков, она должна образоваться на балансах этих дочерних структур, потом кредиты дочерним структурам будут какое-то время пролонгироваться, а только потом, через некоторый промежуток времени, эта просрочка появляется на балансах банков. То, что происходит сейчас, это только первый этап. Мой прогноз в том, что в дальнейшем мы увидим куда более значительный рост этих просрочек. Безусловно, будет расти и просрочка и по другим категориям кредитов, именно потому, что не всегда возможно сразу понять, кредит выдан именно строителям, или кому-то еще. За счет сложных финансовых схем иногда кредит выдается какой-то дочерней структуре, и только потом попадает соответствующему строительному объединению. С другой стороны, банки сейчас не заинтересованы показывать реальный размер просрочки, реальные риски, и они будут с этим как можно дольше тянуть. Бесконечно этот процесс продолжаться не будет, но я думаю, еще полгода эта просрочка еще будет нарастать. Так что пока размер просрочки говорит о многом, но он еще не настолько критичен, чтобы впадать в панику.

А что вообще происходит в строительной отрасли, откуда взялись такие проблемы?

С одной стороны, это то, что, безусловно, строительный рынок перегрет, и то, что летом цены на нем начали падать, вполне закономерно, это не было связано ни с каким банковским кризисом, это некие внутренние проблемы рынка недвижимости. А раз стали падать цены, стала падать рентабельность, стали расти риски в строительной отрасли. А с другой стороны, возник банковский кризис, у банков возникли проблемы с обеспечением ликвидности, соответственно, они стали больше резервировать средств в неработающих активах для поддержания ликвидности и выдавать меньше кредитов. Наблюдая, что растут риски в строительной отрасли, банки стали просто автоматически снижать лимиты на соответствующие операции. А раз стал сокращаться объем финансовых вливаний в строительство, это автоматически вызвало волну резонанса. Ведь ни для кого не секрет, что очень часто строительство жилья происходит по принципу пирамиды, когда люди несут деньги и покупают квартиры еще в недостроенном доме. Но при этом они платят деньги даже не за те квартиры, которые для них построят, а за квартиры, которые подрядчик должен достроить сейчас, и сдать ранее инвестирующим средства клиентам. Соответственно, в такой ситуации население видит, что у многих строительных компаний возникают проблемы, и сокращается спрос на квартиры в недостроенных домах, и это тоже негативно сказывается на общем объеме инвестиций в строительную отрасль. Пирамида начинает схлопываться, и это может привести к достаточно печальным последствиям.

Надо понимать, что когда говорят, что банки сильно завязаны на строительный сектор, то не всегда речь идет о непосредственных кредитах. Частично это так, но тут есть и иные формы взаимодействия. Например, некоторые банки выполняют транзитную функцию – инвестируют теневой капитал в строительство и получают за это комиссионные. Некоторые банки просто обслуживают финансовые потоки строительных объединений, и на этом зарабатывают деньги. Какие-то банки занимаются обналичкой для строительных объединений. Кто-то делает другие финансовые схемы. Соответственно, проблема очень многогранная, и если в дальнейшем будет накапливаться эта просрочка, это может в итоге вылиться в масштабный кризис, который больно ударит и по банковской системе, прежде всего, по московским банкам, по московским банкам второго и третьего эшелона, поскольку именно они наиболее тесно работают со строительными компаниями.

Есть еще интересный момент. Например, еще в прошлом году среди банков считалось очень престижным заниматься кредитованием строительной отрасли. Многие банки в годовых отчетах специально выделяли, что они занимаются инвестированием в строительную отрасль. Сейчас, судя по тому, что львиная доля просрочки приходится на строителей, это говорит о том, что кредиты строителям – это основной источник риска для банков. Соответственно, за полгода наиболее престижное направление кредитования фактически стало наиболее рисковым.

Если говорить о том, когда, при неблагоприятном развитии обстоятельств, случится этот кризис, когда он станет явным и всем очевидным, мне кажется, что, скорее всего, если это произойдет, то это произойдет в следующем году. Сейчас все банки составляют отчетность по международным стандартам. Причем настоящую отчетность составляют за год, на 1 января. Банки не заинтересованы портить свою отчетность, которую они предоставляют иностранным инвесторам, и будут всеми силами стремиться, чтобы до 1 января эта просрочка по строительным кредитам была минимальна. Я думаю, что за счет пролонгаций, зависания этой просрочки на дочерних структурах, они дотянут до 1 января. А затем все станет очевидным, и новые цифры появятся на балансах банков.